Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Летом 2011 года на реке Суне в посёлке заповедника появился молодой бобр. Река здесь образует заводь после длинного участка перекатов, а ниже, через полкилометра после излучины, грохочет водопад Кивач. Против южного берега заводи лежит невысокий островок. Здесь и обосновался зверь, выкопав в крутом берегу нору и постепенно натаскивая ветви деревьев (фото 1; серое пятно справа на острове — ранняя стадия строительства).

Бобр благополучно перезимовал, и следующим летом то и дело попадался на глаза. Сгрызал кусты по берегам реки вверх и вниз по течению, воровал чурки, сложенные возле бань на дрова, подтаскивал к норе толстые стволики и ветви. Под новый 2013 год две недели стояли большие морозы (-15°– -30°). Заводь покрылась льдом, но выше по течению, у края посёлка, река парила на перекате, омывая каменистые отмели с увядшей водной растительностью. Животное приплыло сюда, чтобы этой самой растительностью подкрепиться, когда его увидал трёхлетний Арсений Гильбó. «Бóбра!» — деловито определил мальчик. Со временем выяснилось, что он был прав: бобр оказался самкой.

Летом 2013 г. она надолго исчезла, но осенью вернулась и к середине ноября устроила у своей норы-хатки на острове большой склад веток, свалила на берегу 2 толстые осины.

В посёлке ближе всех к хатке Бобры живёт старшеклассница Оля Броднева. Весной 2014 г. она заметила, что животное совершенно не боится ни её, ни маму с сёстрами, ни собачку Эльзу, и сделала несколько снимков на мобильный телефон (фото 2–5, начало апреля). Приди они все вместе или по одной, бобриха спокойно грызла на краю льда вытащенные ветки. Однако к «посторонним», вроде меня, относилась с опаской (фото 6).

Год продолжался, а у Бобры появились два детёныша. Об этом мало кто знал. Но вечером 20 сентября прибежали Настя Черемных и Алина Броднева и наперебой стали рассказывать, как обнаружили это чудо и как его фотографировали на телефон (фото 7–10). Принесли и отгрызенный с двух сторон полутораметровый кусок ствола ивы (он виден на снимках), с которого животные объедали кору.  На следующий день, уже засветло, Настя пришла опять — позвать меня к реке. «Но бобрята уже уплыли», — предупредила она (фото 11 и 12).

 А. Кутенков

 Фото Оли Бродневой, Насти Черемных, Алины Бродневой и автора