Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Этот пламенеющий валун лежит на правом берегу р. Суна метрах в двухстах выше посёлка заповедника «Кивач». О нём знали, но всё как-то не получалось спросить у знающих людей, что за налёт такой необычный. Понятно было, что это нечто из биологического мира, из мира низших (не со стеблями и листьями) растений, но не более того. И вот в этом году у нас в заповеднике, на удачу, стали бывать как раз такие специалисты — сотрудники кафедры ботаники и физиологии растений Петрозаводского университета. Они легко определили, что это нитчатая зелёная водоросль с несерьёзно звучащим названием Трентепóлия золотистая.  Тут необходимо сделать некоторые пояснения.

В обиходе водорослями называют всё, что растёт под водой. Как правило, мы говорим так о водяных растениях: тростник, стрелолист, рдесты, элодея, ряска, водяной мох… Для специалистов же водоросли — это совершенно особенные представители царства растений. Настоящие водоросли в пресных водоёмах воспринимаются как тина, зеленоватые плёнки, слизистые налёты на камнях и сваях, как «цветение воды». Огромное большинство видов водорослей и вовсе недоступно невооружённому глазу. Если высшие растения всегда состоят из стебля и листьев, то тело водорослей устроено проще и называется таллóм или слоевище (микроскопическая нить из цепочки живых клеток, а поди ж ты — слоевище!)

Значительное количество микроскопических водорослей произрастает и на суше. Во влажной среде на поверхности почвы, камней, стволов деревьев и т. д. они образуют колонии, часто заметные взору. Эти «сухопутные» микроорганизмы легко переносят высыхание и очень быстро оживают при малейшем увлажнении. Трентепóлия, о которой идёт речь, весьма примитивное (в плане строения) создание. Это неветвящиеся нити, состоящие из соединённых между собой живых клеток. Клетки почти полностью заполнены каплями жидкого жира, окрашенного оранжевым пигментом каротином (фото 1). Жир обволакивает хлорофилл — фотосинтезирующий аппарат водоросли, маскируя его зелёный цвет и великолепно защищая от высыхания. Благодаря такому приспособлению, трентеполия оказывается наиболее продвинутой (в прямом и переносном смысле) среди сухопутных зелёных водорослей: она распространена едва ли не по всему свету.

После всей этой анатомии и проникновения в суть, вернёмся к нашему валуну (фото 2). Так он выглядит в тени набежавшего облака, а так (фото 3) — на полуденном солнце. Слоевища трентеполии на удивление плотно покрывают его спинную часть (фото 4). Когда мне предложили взять образец и доставить его для определения, я был удивлён, насколько хлипкая это субстанция, напоминающая разбухшую масляную краску. Белые блямбы — это исконные обитатели камней накипные лишайники. На парах фото 2–3 и 5–6, сделанных с интервалом в 3 года, хорошо видно, как пострадала колония нашей трентепóлии не только от мощнейшей наледи января 2014 г. — сравните контуры слоевища. За неё «взялся» и лишайник, произведя значительные прорехи в ярком покрывале валуна.

Ниже по реке обнаружились ещё камни, заселённые трентеполией (фото 7 и 8). А эти (фото 9 и 10) заметила Елена Теплищева  на знаменитой таинственной горе Воттоваара, что высится на южной оконечности Западно-Карельской возвышенности. Обратите внимание на скрюченность ели, характерную для большинства деревьев этого удивительного урочища.

Тусклый красноватый налет трентеполии, напоминающий выцветшие небрежные мазки суриком, то и дело показывается и на нижней части стволов ольхи и берёзы (фото 11 и 12), и на бетонных пасынках столбов линии электропередач, на сухих елях и стенах домов... Ничего особенного — обычный вид хорошо приспособленного живого организма в естественной для себя обстановке. В общем, как часто бывает, стоит прознать о чём-то новом, как тут же начинаешь это замечать повсюду. Однако происходит это почему-то только после того, как встретится на пути такой вот Алый Камень.

Анатолий Кутенков

Фото А. Кутенкова,  Е. Теплищевой и Интернет