Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Заповедными тропами: Сопохский бор сквозь призму времени

В рамках объявленного ООН Международного года лесов старейшая природоохранная организация республики — заповедник «Кивач» публикует серию статей, посвященных особо ценным лесным участкам.

Величайшая драгоценность природы заповедника «Кивач» — сосновые леса, расположенные на левом берегу реки Суны. Это Сопохский и Вороновский боры, получившие свои названия от ближайших деревень. Вместе они составляют единый сосновый массив, произрастающий на бедных песчаных почвах ландшафта водно-ледниковой равнины. Сопохский бор открывается взору туристов, посещающих заповедник, и поэтому, именно о нем пойдет дальше речь.

Попадая в морозную тишину соснового леса, замершего в ожидании первого дыхания весны, ощущаешь себя путешественником, открывающим иные миры в пространстве и времени. Все вокруг поражает воображение — масштабы ледниковых процессов, преобразивших эту местность тысячи лет назад, возраст отдельных элементов данного природного комплекса, возникшего спустя время на оставленной льдом и талой водой территории, уникальные способности живых организмов, поселившихся здесь.

Для осознанного и глубокого понимания леса как единого сложного организма, в котором все его составляющие взаимосвязаны, перелистаем страницы истории и посмотрим вначале, как возник ландшафт, сформированный льдом и водою, давший прибежище сосне и ее свите.

25 тыс. лет назад наступила эпоха последнего оледенения, достигшего своего максимума 18 тыс. лет назад, когда толщина ледяного панциря в нашем районе составляла около 2 км. Два километра льда над поверхностью! Льда, содержащего в себе огромное количество обломочного материала, сорванного с каменного фундамента земли движением ледяных масс, перемолотого и окатанного внутри гигантского ледяного тела.

На протяжении тысяч лет этот ледяной покров определял облик огромной части Северного полушария планеты, в том числе и этих мест. А примерно 12 тыс. лет назад началось его разрушение. В толще льда образовывались трещины и туннели, по которым потекли реки талой воды. Невероятно огромные мощные реки, замерзавшие зимой и размывавшие летом лед своих берегов, выносили из него содержащиеся там обломки — и валуны, быстро выпадавшие на дно, и мелкие песчинки, уносимые на большие расстояния. В результате в ледяном русле отложения накапливались послойно — крупные внизу, а мелкие наверху. А после окончательного стаивания льда эти донные речные отложения образовали выпуклые длинные насыпи — óзы — гряды, сложенные песком с галькой и валунами, имеющие протяженность в десятки километров и достигающие высоты 30 м при ширине основания до сотен метров.

Каждый из нас видел подобную картину в миниатюре: на дороге тает сугроб, и вытекающий из него ручеек выносит содержащиеся во льду муть и песчинки, оставляя на поверхности после завершения процесса длинный и узкий извилистый нанос.

По одной из таких озовых гряд, начинающейся от озера Сандал и уходящей за южную границу заповедника, сейчас и проходит дорога, ведущая к водопаду, вдоль которой шумят вековые сосны Сопохского бора.

Но в те далекие времена, после стаивания ледника, вся эта местность еще представляла собой участок дна огромного приледникового озера, образованного талыми водами, не имевшими стока в моря. И на протяжении последующих 2–3 тыс. лет большая часть нынешнего заповедника «Кивач» была северо-западной окраиной Онежского озера. Над просторами водной глади бушевали ураганные ветра. Шторма и течения размывали очертания озов, которые оказались на дне древнего водоема, делая их более пологими. А когда 8–7 тыс. лет назад озеро постепенно отступило в свои нынешние границы, и вода покинула эту территорию, земная поверхность являла собой первозданный хаос.

Обнажившиеся от воды размытые озовые гряды подставили солнцу свои покатые бока. Внутри них местами еще сохранялись глыбы льда различного размера, погребенные под мощным слоем водно-ледниковых осадков. Спустя время и этот мертвый лед истаял. Кровля оза в этих местах опала, возникли термокарстовые котловины, добавив рельефу причудливости. Заполнившись водой, часть из них стала озерами, которые, теряя проточность, постепенно превращаются в болота.

На заселение первой растительностью освободившихся при отступлении Онежского озера участков ушло гораздо меньше времени, чем на предшествовавшие геологические преобразования. Жизнь развивается неизмеримо быстрее, чем процессы, происходящие в неживой природе. Прилегающие к приледниковому озеру земли к началу отступления воды, уже были покрыты лесами и охотно «поделились своим посадочным материалом» с новыми участками суши.

7 тыс. лет назад в Карелии отмечался очень теплый климатический период, на ее просторах господствовали сосна и береза, а чуть позже почти повсеместно распространились и широколиственные породы — вяз, дуб, липа, клен. Но теплолюбивые «южане», очень требовательные к почвам, селились по берегам рек и ручьев на более богатых грунтах. А на скалах и грядах, сложенных в основном песком, преобладала сосна — самая неприхотливая древесная порода, как говорят ученые,— экологически пластичная. И даже в последующий период похолодания, наступивший на рубеже 4,5 тыс. лет назад, когда в составе древостоев на большей части территории Карелии стала доминировать ель, эта темнохвойная привередливая красавица не могла потеснить свою светлохвойную сестрицу на озах.

Подытожив, подчеркнем, что формирование ландшафта водно-ледниковой равнины по-своему определило произрастание на его рельефных элементах — озах — сосновых лесов. И с большой долей уверенности можно заключить, что, хотя каждое отдельное дерево сосны живет максимум 400–600 лет (а это тоже немало по сравнению с продолжительностью жизни человека), сосновый бор, встречающий вас на пути к водопаду, стоит здесь уже около 7 тыс. лет. И если бы не Петровские преобразования России, затронувшие даже этот глухой край, мы имели бы сейчас в его лице один из самых старовозрастных лесных массивов во всей Северной Европе.

Но об этом — в следующей публикации.

Кутенков Анатолий Петрович,
ведущий научный сотрудник,
кандидат биологических наук
Милевская Светлана Николаевна,
начальник отдела экологического просвещения заповедника «Кивач»