Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Участок дороги Сопоха — Кивач — въездные ворота в заповедник. Он проложен по охраняемой земле и правилами посещения здесь запрещено останавливать машину, заходить в лес. Но смотреть в окна автомобиля, любоваться красотой ландшафта, слушать звуки природы и ее звенящую осеннюю тишину — не возбраняется. Да и допустимый скоростной режим этому только способствует. Если следовать этим несложным правилам, то помимо гордости за собственную гражданскую ответственность будешь вознагражден еще и самой природой, которая подарит множество неожиданных и волнующих встреч.

Особенно везет самым ранним визитерам. В рассветной дымке то попадется на обочине глухарь, неспешно собирающий камушки и взметнувшийся от побеспокоившего его автомобиля, то осторожная лиса перебежит дорогу. Не редкость — лось, спокойно и чинно жующий лиственную поросль и даже медведь, с любопытством взирающий на проезжих. И поистине чудо: увидеть горделивого красавца волка, навострившего чуткие уши или забавную семейку барсуков, оторопевшую от вашего невольного вторжения в их жизненные планы.

Весь этот калейдоскоп событий — не красивая метафора, не вымысел, а небольшой перечень восторгов, которые посетившие заповедник туристы неизменно начинают словами: «Вы знаете, мы только что видели там на дороге…».

А последний месяц ушедшего лета подарил многочисленным гостям «Кивача» и волнующие встречи с редкими для нашей республики птицами — журавлями. В утренние и особенно вечерние часы пару этих красивейших созданий природы можно было видеть на одном из живописнейших участков въездной дороги. Это — зарастающее болотом озерко, которое с давних времен величали Сухая ламба, а теперь скорее будут называть Журавлиным болотом.

Сухой ламбой это местечко именуют потому, что от зеркальца озерной глади здесь остались лишь несколько «лужиц» — топких мочажин, подобраться к которым по сплавине — ковру из переплетенных корневищ болотных растений, покрытому разноцветными болотными мхами сфагнами — крайне сложно. В их «бездонной» глубине обитают сгустки слизи фантастических форм и расцветок — это колонии примитивных сине-зеленых водорослей — цианобактерий.

Над сфагновым ковром приподнимаются болотные травы и кустарнички. На более сухих участках болота, поближе к окружившему его сосновому бору, их заросли погуще. Здесь растут болотный мирт — кассандра и багульник, подбел и голубика, морошка, некоторые виды осок и пушицы. На более топких участках по сфагновому покрывалу стелятся тонкие побеги клюквы с бусинками ягод и растут самые удивительные растения болот — насекомоядные росянки. Круглолистная росянка имеет распростертые округлые, а английская — приподнимающиеся овальные листочки, покрытые волосками, выделяющими клейкий секрет.

Пару журавлей, которая не обзавелась в этом году потомством или по какой-то причине его потеряла, привлекли на это болото корма. Известно, что в летний период эти всеядные птицы питаются ростками и соцветиями болотных растений, ягодами и мелкими животными. В тихие рассветные и закатные часы крайне осторожные и чуткие птицы проводили время в поисках и поедании пищи. А на шумные дневные часы и ночевку отлетали в более укромные уголки.

У сотрудников заповедника эта пара была под особым контролем, ведь некогда обычные и многочисленные серые журавли в настоящее время стали редким, резко сокращающим свою численность видом птиц, занесенным в Красную Книгу Карелии. Причин у этого печального факта несколько: это и осушение болот — мест гнездования журавлей; и сокращение площадей сельскохозяйственных культур, занятых под зерновые, где птицы, откармливаются («жируют») перед дальней дорогой; и просто фактор беспокойства со стороны человека.

Импозантные и горделиво вышагивающие, умеющие танцевать и издающие сложные, берущие за душу, звуки журавли, так похожи на самого человека, что почитаемы во многих культурах мира, являются героями легенд, сказок, басен и поговорок. И, тем не менее, они держатся от людей на расстоянии, не давая приблизиться к себе, не впуская в свой мир, как бы, не доверяя нашим намерениям. И не без основания. Преобразуя окружающий мир под себя, мы отбираем его у других обитателей планеты, оставляя им лишь крошечные резерваты — заповедники. Насколько это несправедливо покажет время.

А пока у нас еще есть возможность любоваться красотой и величием серого журавля — одного из крупнейших представителей птичьего мира, не беспокоя его при этом, производя свои наблюдения осторожно, на почтительном расстоянии, чтобы немногочисленные обитающие в нашем районе пары покидали эти места только на зиму. Пусть, собравшись в небольшие стаи, они улетают, выстроившись клином («ключом») и оглашают окрестности печальным криком, чтобы вернуться весной на те же нетронутые человеком места и произвести потомство, приумножив свой род. А если мы подарим им еще 2–3 засеянных зерновыми поля у деревень Сопоха, Викшица или Вороново, то возможно, это поможет восстановить численность журавлиного племени до былых размеров.

От нас с вами зависит, быть ли журавлиному роду, жить ли ему рядом с нами, радуя глаз, даря вдохновение.

Светлана Милевская,
начальник отдела экологического просвещения заповедника Кивач

Статья в газете «Авангард» 08.09.10