Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Карелия — страна камня. Они повсюду, от небольших валунов до величественных скал, придающих природе неповторимое своеобразие. Не удивительно, что слово камень достаточно широко представлено в названиях населенных пунктов, озер, мысов республики.

Существует немало названий с основой «киви» (кар., вепс., фин. кivi — камень). В едином ряду с ними, по мнению некоторых исследователей, стоит Кивач — название одного из живописных водопадов на реке Суне, снискавшего особую известность после того, как знаменитый русский поэт Г. Р. Державин воспел его в оде «Водопад». Давно уже стали классическими строки «Алмазна сыплется гора…», давно уже Кивач — достопримечательность края, влекущая в Карелию сотни тысяч туристов. И столь же давно ученые занимаются выяснением этимологии этого названия.

Одним из первых дал толкование топонима выдающийся русский филолог академик Я. Грот, предположивший в основе его kivi — камень. Более того, Грот посчитал слово «Кивач» обычным географическим термином, обозначающим на языке местных жителей (карел, вепсов) — водопад, порог. Он основывался на «Путевых заметках» Г. Р. Державина, в которых говорится о несудоходности рек Шуи и Суны «по причине двух Кивачей или больших и множества других малых порогов».

Данное мнение академика Грота можно, однако, оспорить. Будь водопад единственным в своем роде, естественно, достаточно было бы назвать его просто «Кивачом», то есть порогом или водопадом. Но ведь неподалеку от него на той же Суне были и другие водопады — Порпорог и Гирвас, даже превосходившие его по высоте падения воды.

Можно, конечно, предположить, что первые поселенцы на берегах Суны появились со стороны Онежского озера, и, поднимаясь вверх по течению, они назвали встретившийся на их пути водопад нарицательным именем, еще не зная о существовании двух других.

Но существовал ли такой термин в действительности? Не мог ли Державин употребить название наиболее известного из трех водопадов в нарицательном значении, для обобщения (говорим же мы об определенной категории людей «хлестаковы», «обломовы».

Существуют и другие точки зрения на происхождение топонима. Местный краевед Н. Шайжин возводил его к карельскому слову kiwas — снеговая гора (ср. сев. кар. kinos, люд. кар. kivos, kibos, фин. кinos — сугроб), основываясь на внешнем впечатлении, которое производил водопад. Белая стена низвергающейся воды на фоне темно-зеленого леса, действительно, издали напоминала сугроб снега. О громадном, белом от пены и брызг падуне писали почти все, кто побывал на Киваче. «Река была покрыта пеною, и чем ближе подъезжали, тем пена сия была гуще и, наседая на берега, казала оные как бы унизанными белыми каменьями… Чернота гор и седина бьющей с шумом и меняющейся воды наводят некий приятный ужас и представляют прекрасное зрелище» (Г. Р. Державин); «…от водопада до моста образуется род озера покрытого сплошной пеной. Вид пены, напоминающей снег, особенно красив от контраста его со свежею и густой зеленью обоих берегов реки. Местами пена ложится у берегов большими наслоившимися буграми и пропадает совсем только за несколько верст от водопада» (В. Свищов); «С моста видна лишь сплошная белая стена водопада» (М. А. Круковский).

Красиво, но… неубедительно. В Карелии существует ряд подобных названий (обозначающих в основном небольшие географические объекты), для сравнения которых со снежной горой нет никаких оснований. Финский ученый В. Ниссиля приводит, например, такие топонимы: Kivatsukoski (р. Важина), Kivatsulambi (Святозеро), Kivatsu, поле (Шелтозеро). В один ряд с ними ставит Kivatsu (полуостров в реке Шуе), KivasarviПо его мнению, все они, как и Кивач, восходят или к основе kivi — камень или соотносятся с финским kiivas — бурный, порывистый (диалектное kiiva, кар. kiva — быстро). Такой же этимологии придерживались финские ученые: Я. Калима, Э. Тункело; немецкий славист М. Фасмер, советский топонимист В. Никонов.

Суффикс — ts,— ts (c, cu), возможно, карело-вепсского происхождения. В свое время он был весьма продуктивен при образовании нарицательных имен существительных: pihlac — рябина; mandac — сосна; кuivac — тощий человек и топонимов — Кивач, Маткачи, хотя высказывалось мнение, что это русское образование от нерусской основы, подобно словам «ловкач», «рвач», «трубач», «косач» и др.

(По книге: Г. Керт, Н. Мамонтова «Загадки карельской топонимики», 1976 г. )